Изменения в законодательстве, связанные с оспариванием сделок должника банкрота (Кощин В.Ф.)

By | 19.04.2014

 Кощин Владимир Федорович,

судья Арбитражного суда Белгородской области

В процедуре конкурсного производства возникают особенные, характерные только для конкурсных отношений вопросы относительно сделок. Это связано с тем, что в Федеральном законе от 26.10.2002 №127-ФЗ (ред. 07.02.2011) «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрены самостоятельные механизмы оспаривания сделок должника. Поговорим о судебной практике применения указанного закона, в частности, о распределении бремени доказывания при оспаривании сделок должника.

 Сделки с предпочтением

Определяющим сборником судебных разъяснений по разнообразным вопросам, связанным с оспариванием сделок при банкротстве, является постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 №63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Но судебная практика применения данной главы закона не отличалась единообразием. В связи с этим Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановлением от 30.07.2013 №59 (далее – Постановление №59) внес изменения в постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 №63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Рассмотрим подробнее некоторые из них. Ряд разъяснений, содержащихся в Постановлении №59, затрагивает различные случаи распределения бремени доказывания при разрешении вопросов о признании сделок недействительными по специальным основаниям, предусмотренным в законодательстве о банкротстве.

Так, в Постановлении №59 ВАС РФ отметил, что бремя доказывания недобросовестности контрагента должника лежит на конкурсном управляющем, за исключением случаев совершения должником сделки с заинтересованным лицом.

***

Контрагент, совершивший в преддверии банкротства сделку с предпочтением, который при этом располагал либо должен был располагать информацией о неудовлетворительном финансовом состоянии должника, имеет возможность проверить, получает ли он удовлетворение предпочтительно перед требованиями других кредиторов. Поэтому такое лицо должно предвидеть и возможное наступление негативных последствий в виде возврата полученного. Таким образом, по сути, в пункте 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве речь идет о вытекающих из общих норм гражданского законодательства правилах защиты добросовестных лиц, права которых не могут нарушаться при реализации конкурсным управляющим механизма оспаривания упомянутых сделок.

При ином подходе один лишь факт предпочтительного погашения долга может стать причиной последующего ущемления добросовестной стороны, а именно: восстановленное требование не предоставит ей права голоса на собраниях кредиторов и будет удовлетворено только в случае, если у должника останется какое-либо имущество после удовлетворения требований иных кредиторов третьей очереди (п. 2 ст. 61.6 Закона о банкротстве).

С учетом того, что законодательство об оспаривании сделок с предпочтением изменено Федеральным законом от 28.04.2009 N 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», вследствие чего условие об осведомленности стало необходимым элементом признания указанных в абз. 5 п. 1, п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве сделок недействительными, и, исходя из положений статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, бремя доказывания недобросовестности контрагента должника лежит на конкурсном управляющем, за исключением случаев совершения должником сделки с заинтересованным лицом (абз. 2 п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве). Выводы суда апелляционной инстанции об ином распределении бремени доказывания ошибочны.» ( Постановление Президиума ВАС РФ от 23.04.2013 N 18245/12 по делу NА47-4285/2011).

Была ли цель причинить вред?

Отдельные разъяснения, содержащиеся в Постановлении №59, затрагивают различные случаи распределения бремени доказывания при разрешении вопросов о признании сделок недействительными по специальным основаниям, предусмотренным в законодательстве о банкротстве. Так, контрагент несостоятельного должника может доказать, что подозрительная сделка не имела целью причинить вред кредиторам.

Пленум ВАС РФ указал на то обстоятельство, что презумпции недействительности сделки, установленные в п. 2 ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), являются опровержимыми. Контрагент несостоятельного должника может доказать иное по подозрительной сделке.

При наличии таких обстоятельств контрагент несостоятельного должника может доказать, что подозрительная сделка не имела целью причинить вред кредиторам или вывести активы.

Так, например, в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.06.2013 по делу N А33-11609/2011 содержится вывод о том, что «у Арбитражного суда Красноярского края отсутствовали правовые основания для признания соглашения о расторжении договора от 20.12.2011 недействительным на основании указанной нормы права, поскольку конкурсный управляющий не доказал совершение оспариваемой сделки с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов, факта причинения вреда имущественным правам кредиторов в результате совершения сделки, а также наличия у контрагента должника информации, из которой он знал или мог знать к моменту совершения сделки о цели должника причинить вред имущественным правам кредиторов».

Например, сторона сделки может доказать, что должник утратил возможность управлять и пользоваться переданным по сделке имуществом (абз. 5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве).

Кроме того, Пленумом ВАС РФ разъяснено, что наличие признаков банкротства на момент совершения подозрительной сделки само по себе еще не свидетельствует о том, что у должника имеются признаки неплатежеспособности и недостаточности имущества для целей признания такой сделки недействительной, как совершенной во вред кредиторам (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве).

Суды должны быть активными

Заслуживает внимания еще один тезис, отраженный в комментируемом Постановлении Пленума ВАС РФ № 59: «Арбитражный суд может самостоятельно переквалифицировать неверно выбранное специальное основание для признания сделки недействительной».

Пленум ВАС РФ разъяснил, что суд должен самостоятельно определить характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами, а также нормы права, подлежащие применению (дать правовую квалификацию), и признать сделку недействительной в соответствии с надлежащей нормой права (ч. 1 ст. 133 и ст. 168 АПК РФ).

Следует отметить, что ранее уже были разъяснения, предписывающие судам вести себя в процессе активно, с отходом от начал диспозитивности судопроизводства в сторону принципа установления объективной истины (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №10, Пленума ВАС РФ №22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», Постановление Президиума ВАС РФ от 23.04.2013 №13239/12 по делу №А55-16103/2010).

В Постановлении №59 приводится перечень обстоятельств, свидетельствующих о том, что спорная сделка была совершена с предпочтением в нарушение положений ст. 61.3 Закона о банкротстве и об этом было известно кредитору по данной сделке. Эти указания включены в п. 12 Постановления №63. Среди них можно выделить неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой отсрочить дату платежа ввиду невозможности его уплаты и т.п.

Аналогичная правовая позиция содержится, например, в Постановлении ФАС Московского округа от 25.07.2013 по делу N А41-16922/11, Постановление ФАС Московского округа от 06.06.2012 по делу N А40-119763/10-73-565Б, Постановлении ФАС Уральского округа от 15.07.2013 N Ф09-1246/13 по делу N А71-10684/10.

Новые разъяснения старым основаниям

Кроме того, Постановление №63 было дополнено новым разъяснением (п. 9.1) о соотношении двух специальных оснований для признания сделки недействительной по законодательству о банкротстве:

— совершение сделки с целью причинить вред кредиторам (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве);

— совершение сделки с предпочтением (ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Отличительной особенностью первого основания является обширный предмет доказывания, включающий в себя, некоторые субъективные моменты – например, намерение причинить вред, недобросовестность контрагента и т.д. В связи с этим, арбитражному управляющему или иному заинтересованному лицу не всегда удается доказать, что подозрительная сделка была совершена во вред кредиторам.

Также по данному основанию могут быть признаны недействительными сделки, совершенные в течение сравнительно длительного периода времени — так называемого «срока подозрительности», который составляет три года (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве). Следует отметить, что сделки с предпочтением могут оспариваться, только если они были совершены в течение шести месяцев до принятия заявления о признании банкротом или после принятия такого заявления (п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Таким образом, при оспаривании сделки, направленной на уменьшение конкурсной массы должника, при квалификации оснований для признания ее недействительной следует, прежде всего, отталкиваться от момента совершения этой сделки:

— если сделка совершена в пределах шести месяцев до принятия заявления о признании должника банкротом или позже, то указанную сделку следует оспаривать как совершенную с предпочтением (ст. 61.3 Закона о банкротстве);

— если сделка совершена в пределах от трех лет до шести месяцев до принятия заявления о признании банкротом, то указанную сделку следует оспаривать как совершенную во вред кредиторам (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве).

Обычная хозяйственная деятельность?

Одно из разъяснений касается кредитных сделок. В частности, отмечено, что кредитная организация должна знать, что совершает сделку с неплатежеспособным лицом, если получила от него документы, свидетельствующие о его сложном финансовом положении.

Заинтересованное лицо, оспаривающее указанную сделку, должно представить конкретные доказательства, подтверждающие осведомленность контрагента (кредитной организации) о сложном экономическом положении должника при заключении и исполнении спорной сделки (п. 12.2 Постановления №63 в новой редакции).

В частности, заинтересованное лицо может представить информацию, подтверждающую, что кредитная организация при заключении сделки с должником получила от последнего документы о его финансовом положении, из которых ясно следует, что должник отвечает признакам неплатежеспособности или имеет недостаточно имущества.

Пленум ВАС РФ, считает применительно подобное и к налоговым органам, получающим финансовую отчетность должника.

Также Пленум ВАС РФ разъяснил, какие сделки по умолчанию следует относить к совершенным в процессе обычной хозяйственной деятельности, а какие в отсутствие доказательств обратного не могут считаться таковыми для целей законодательства о банкротстве.

Пленум ВАС РФ указал, что бремя доказывания того, что сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, возлагается на другую сторону сделки — контрагента должника (п. 14 Постановления №63 в новой редакции).

В Постановлении №59 указано, какие сделки могут быть отнесены к совершенным в процессе обычной хозяйственной деятельности в целях оспаривания сделок при банкротстве. К ним по умолчанию (если иное не следует из обстоятельств дела) могут быть отнесены различные платежи по длящимся обязательствам, например:

— возврат очередной части кредита в соответствии с графиком;

— уплата ежемесячной арендной платы;

— выплата заработной платы;

— оплата коммунальных услуг;

— платежи за услуги сотовой связи и Интернет;

— уплата налогов и т.п.

Кроме того, разъяснены обстоятельства, которые могут свидетельствовать об обратном: о том, что сделка точно не относится к совершенным в процессе обычной хозяйственной деятельности (п. 14 Постановления №63 в новой редакции). Так, не являются сделками, совершенными в процессе обычной хозяйственной деятельности (если из обстоятельств дела не следует иного):

— платеж со значительной просрочкой;

— предоставление отступного;

— не обоснованный разумными экономическими причинами досрочный возврат кредита.

 В заключение отметим, что изменения, внесенные вышеуказанным Постановлением, исходя из сложности вопросов, связанных с оспариванием сделок при банкротстве, не могут являться исчерпывающими.

Вышеизложенное, на наш взгляд, свидетельствует о наличии определенного противоречия в нормативно-правовой системе и необходимости принятия мер по устранению этого противоречия.

Следует отметить, что применение института оспаривания сделок должника в период внешнего управления и конкурсного производства не позволяет в полной мере устранить всех существующих недостатков правового регулирования банкротства. В связи с чем целесообразным было бы предусмотреть применение института оспаривания сделок должника в процедурах наблюдения и финансового оздоровления.

На наш взгляд, изменения должны найти закрепление в соответствующих новых положениях главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».