Спор о споре

By | 24.04.2013

Т.В. Яковлева, секретарь судебного заседания Арбитражного суда Белгородской области

Понятие «корпоративный спор» законодательно не закреплено. Это вызывает трудности в определении подведомственности таких споров. Как этот вопрос решается на практике и что необходимо предпринять законодателю?

Бурные дискуссии

Права и законные интересы участников корпоративного спора не существуют сами по себе, а входят в содержание определенных материальных правоотношений, именуемых корпоративными правоотношениями.

Понятие термина «корпоративные правоотношения» на протяжении длительного времени остается дискуссионным, и значительное число вопросов корпоративных правоотношений не разрешены, хотя предприняты определенные шаги к его закреплению в новой редакции ГК РФ. В частности, в ст. 2 ГК РФ внесено дополнение, расширяющее предмет гражданско-правового регулирования за счет «отношений, связанных с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения)».

Большинство отношений, которые в науке, судебной практике и в законодательстве называются корпоративными, в силу своей специфики урегулированы нормами специальных законов. Нормы ГК РФ, как было отмечено цивилистами, имеют весьма опосредованное действие. И в этом необходимо видеть недостаток доктринального представления о корпоративных отношениях, которое не выработало приемлемую для нормы права форму этих отношений .

Говоря о понятии «корпоративный спор», можно отметить, что в процессуальном законодательстве произошло его нормативное закрепление. В частности, Федеральным законом от 19.07.2009 № 205-ФЗ в АПК РФ внесена специальная глава 28.1 «Рассмотрение дел по корпоративным спорам».

Соотношение материальных и процессуальных отраслей права говорит о первичности материально-правовых категорий и о вторичности процессуально-правовых . Процессуально-правовая категория «спор» должна вытекать из материально-правовой категории «правоотношение». В силу этого можно еще раз подчеркнуть значимость единообразного понимания корпоративного правоотношения, которого цивилистическая доктрина пока не выработала.

По-мнению Т. Кашаниной, корпоративные правоотношения – это «разнообразные отношения внутри корпорации как единого и целостного образования, в котором объединены такие разноплановые категории людей, как собственники, управляющие, наемные работники» .

Д. Ломакин придерживается более узкого толкования понятия и говорит об особой группе гражданских правоотношений, возникающих в рамках корпорации, юридических лиц, основанных на началах участия (членства), которые опосредуют отношения имущественного и не имущественного участия членов корпорации в ее деятельности .

По-мнению М. Рожковой, корпоративное правоотношение – это относительное гражданское правоотношение, в котором обязанности конкретного органа корпорации осуществлять управление и ведение дел корпорации корреспондируют право участников этой корпорации (персональный состав которых может неоднократно изменяться) на получение информации и участие в управлении и ведении дел .

В литературе обнаруживается и принципиально иной подход к толкованию данной категории. Так, указывается на неравенство субъектов корпоративных правоотношений, отсутствие у них автономии воли. С этой точки зрения корпоративные правоотношения воспринимаются не как отношения координации, но субординации. Поэтому они выходят за рамки гражданско-правовых отношений, построенных на принципе координации и на равенстве участников.

В частности, А. Майфат приходит к выводу о том, что они носят организационно-предпосылочный характер .

По мнению А. Молотникова, корпоративные правоотношения – это организационно-управленческие правоотношения .

От конфликта до спора

При изучении элементов понятия «корпоративный спор» желательно выявить значение термина «корпорация». «Корпорация» (от лат. сorporation) означает объединение, сообщество, союз, группу лиц, объединенных общностью интересов.

Легальное определение корпорации, как и единый взгляд на нее, в доктрине отсутствует. Неоправданно широкое распространение этого заимствованного из зарубежного законодательства и науки термина влечет за собой смешение понятий «корпоративное право» и «право корпораций», «корпорация», «юридическое лицо» и т. д., затрудняет определение субъектного состава и (или) сферы рассматриваемых отношений.

Также следует разграничивать понятия «конфликты» и «споры». С общепринятой позиции специалистов в области гражданского и арбитражного процессуального права, спор – это конфликт, который находится на рассмотрении в суде. Однако в ряде случаев с этим невозможно согласиться. Неслучайно в правовой доктрине и в законодательстве выделяются понятия досудебного или внесудебного урегулирования споров, например трудовых, административных и иных. Корпоративный спор может быть разрешен и внесудебным способом, в частности претензионным порядком, посредством медиаторов и т. д.

Конфликт – это столкновение сторон, мнений, сил, а спор представляет собой разногласие сторон или конфликт интересов, выраженный в отстаивании своей позиции соответствующими способами, то есть корпоративный конфликт представляет собой родовое понятие, а корпоративный спор – видовое. В этом плане вполне правомерен вывод В. Лаптева, который говорит, что первая стадия разногласия между хозяйствующими субъектами – корпоративный конфликт, а вторая стадия – корпоративный спор .

Всякий неразрешимый конфликт переходит в спор, который является прерогативой суда. Так, согласно ст. 1 АПК РФ разрешение экономических, в том числе корпоративных, споров является компетенцией арбитражных судов. В соответствии со ст. 11 ГК РФ и ст. 1 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» экономические споры по соглашению сторон третейского разбирательства могут рассматриваться в третейских судах. Таким образом, корпоративный спор можно охарактеризовать как конфликт, подлежащий рассмотрению в суде.

Законодательное закрепление понятия «корпоративный конфликт» отсутствует, посему имеются разные подходы к его толкованию.

Е. Никологорская полагает, что понятие корпоративный конфликт можно признать основанным на коллизии прав и интересов отношением, в котором действия его субъектов сознательно направлены на реализацию взаимоисключающих целей, достижение которых обусловлено их участием в корпоративных правоотношениях .

В истоках корпоративного конфликта лежит конфликт интересов. С экономической точки зрения понятие «корпоративный конфликт» представляет собой разногласия и споры, возникающие между акционерами общества, акционерами и менеджментом, инвестором (потенциальным акционером) и обществом . В данном понятии экономистами подчеркивается, что даже спор между потенциальным акционером и обществом можно назвать корпоративным, поскольку отношения направлены на «реальное» участие в уставном капитале акционерного общества.

Торгово-промышленная палата РФ в п. 1.11.3 Концепции развития законодательства Российской Федерации на период 2008-2011 годов определила корпоративный конфликт как разногласия (споры) между акционерами (инвесторами) и менеджерами общества в связи с нарушением прав акционеров, которые приводят или могут привести к искам к обществу, контролирующему акционеру или управляющему по существу принимаемых им решений, досрочному прекращению полномочий органов управления, существенному изменению в составе акционеров.

В основе корпоративных конфликтов лежит конфликт корпоративных интересов. Д. Ломакин указывает на то, что факт создания корпорации влечет за собой появление общего корпоративного интереса, иногда отличного от частного интереса отдельного участника (члена) корпорации .

Мы придерживаемся позиции, согласно которой конфликт корпоративных интересов присутствует всегда, но автоматически данное утверждение не означает, что всегда присутствует корпоративный конфликт. Полагаем, что корпоративный конфликт начинается тогда, когда происходит нарушение прав и (или) законных интересов участников и (или) общества в результате совершения неправомерных действий со стороны других участников . Следовательно, при наличии конфликта интересов корпоративного конфликта как такового можно избежать. Если конфликт интересов приводит или может привести к корпоративному конфликту, то корпоративный конфликт, в свою очередь, приводит или может привести к корпоративному спору .

Вопрос подведомственности

Согласно части 1 ст. 225.1 АПК РФ под корпоративным спором понимаются споры, связанные с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законодательством. Данное определение достаточно хорошо раскрыло содержание термина.

Часть 2 ст. 225.1 АПК РФ содержит открытый перечень категорий споров, подлежащих квалификации как корпоративных. Эта широкая формулировка предмета корпоративных споров может привести к расширенному толкованию понятия корпоративного спора судами. На опасность такого толкования указывал ВС РФ в своем заключении по проекту Федерального закона № 205-ФЗ.

Так, например, рассматривая дело по иску ООО «ВИТЭРА» о признании незаконными действий ООО «Сбербанк Капитал» и нотариуса г. Москвы Карнауховой А.Э. по совершению исполнительной надписи от 14.06.11 г., о списании с лицевого счета истца обыкновенных именных акций ОАО «Павловскгранит» в количестве 321 243 штуки, а также о признании недействительной исполнительной надписи нотариуса Лобах Л.Э., временно исполняющей обязанности нотариуса Корнауховой А.Э. о списании с лицевого счета истца обыкновенных именных акций ОАО «Павловскгранит» в количестве 321 243 штуки.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 02 ноября 2011 года по делу № А40-87586/11 по иску ООО «ВИТЭРА» к ООО «Сбербанк Капитал», нотариус Карнаухова А. Э., третье лицо: ОАО «Павловскгранит», Лобах Л.Э. о признании действий и исполнительной надписи недействительной передано по подсудности в Арбитражный суд Воронежской области.

При вынесении определения Арбитражный суда города Москвы приходит к выводу, что дело было принято к производству с нарушением правил подсудности и подлежит передаче в другой суд, а заявленные истцом требования фактически связанны с необходимостью разрешения судом вопроса относительно принадлежности этих акций.

ООО «Сбербанк Капитал», не согласившись с принятым по делу судебным актом, обратилось в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить определение суда первой инстанции.

Девятый арбитражный апелляционный суд сделал вывод о том, что оспаривание исполнительных надписей нотариуса относится к сфере залоговых правоотношений сторон, а не к корпоративным спорам.

В силу изложенного, Девятый арбитражный апелляционный суд пришел к выводу о том, что предмет и основание заявленных исковых требований, с учетом положения п. 2 Гл. 4 и ст. 225.1 АПК РФ, не подпадает под определение корпоративных споров, исходя из субъектного состава и характера отношений, и к нему не применяются положения ч. 4.1 ст. 38 АПК РФ об исключительной подсудности. Такая позиция по данному вопросу соответствует судебно-арбитражной практике (ПП ВАС от 29 июня 2010 г. № 2334/10).

Таким образом, апелляционный суд пришел к выводу о неправомерности передачи настоящего спора на рассмотрение в Арбитражный суд Воронежской области и постановил, что определение Арбитражного суда города Москвы от 2 ноября 2011 года по делу № А40-87586/11 следует отменить, направить дело в Арбитражный суд города Москвы на новое рассмотрение .

Арбитражный суд города Москвы определением от 21.02.2012 прекратил производство по делу, ввиду того, что споры по жалобам на действия нотариусов, в том числе требования о признании их действий незаконными, не подлежат рассмотрению в арбитражном суде (аналогичная правовая позиция изложена в Определении ВАС РФ № 9824/07 от 20.08.07г.). Кроме того, с учетом оснований и предмета заявленных требований, между сторонами фактически отсутствует спор о праве, поскольку истец не оспаривает, возникшие у ООО «Сбербанк Капитал» права на основании исполнительной надписи.

В части требований о признании незаконными действий ООО «Сбербанк Капитал» дело также подлежит прекращению, поскольку действующее арбитражно — процессуальное законодательство не предусматривает возможность оспаривания действий юридических лиц (аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении ВАС РФ № 1795/08 от 07.02.08г.).

На определение суда от 21.02.2012 подана апелляционная жалоба ООО «ВИТЭРА», в которой заявитель просит отменить решение суда, направить дело на новое рассмотрение.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.04.2012 обжалуемое Определение Арбитражного суда г. Москвы от 21 февраля 2012 года о прекращении производства по делу № А40-87586/11 оставлено без изменения, апелляционная жалоба без удовлетворения, соответственно в целом, производство по делу прекращено.

Такая позиция указана в постановлениях ФАС ВВО от 30.06.2010 по делу № А29-10313/2009, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.07.2010 по делу № А21-13642/2009 (оставлено в силе Постановлением ФАС СЗО от 20.12.2010 по делу № А21-13642/2009), Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2010 № 09АП-21113/2010-ГК, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.10.2010 № 15АП-12402/2010 по делу № А32-22102/2010, Определении ВАС РФ от 03.11.2010 № ВАС-14448/10 по делу № А29-10313/2009.

Судебные акты, признающие спор с участием физического лица, не состоящего с юридическим лицом в каких-либо правовых отношениях, касающихся его участия в обществах, всегда в мотивировочной части содержат указание на суть спора, его корпоративную подоплеку.

Думается, что для достижения единства в правоприменительной практике необходимо обобщение судебной практики на уровне ВАС РФ.

Широта подхода

Сравнивая разнообразные доктринальные точки зрения на понятие корпоративного спора с его легальным определением, можно сделать вывод, что законодатель выбрал сравнительно широкий подход к пониманию корпоративного спора, связав его с созданием корпорации, управлением ей и участием в ней. Однако подход к пониманию самой корпорации был выбран достаточно узкий, поскольку законодатель установил строго закрытый перечень видов организационно-правовых форм юридических лиц, являющихся корпорациями.

Отсутствие четкой дефиниции понятия корпоративного спора создает почву для индивидуального толкования термина судами. Законодатель далеко не всегда дает дефиницию используемого в том или ином законе понятия, но тогда отсутствие дефиниции обычно восполняется четкостью критериев, позволяющих определить содержание используемого понятия.

По нашему мнению, не может существовать только процессуальное определение корпоративного спора в отрыве от материального. В связи с этим необходимы более детальная проработка вопросов определения понятия «корпоративный спор» в доктрине и закрепление в нормативных правовых актах, а также нужна унификация понятия «корпоративный спор» в материальном праве.

Дефиниция понятия корпоративного спора должна быть, на наш взгляд, четко увязана с понятиями материального права и органично встроена в предмет арбитражного процессуального права.

Добавить комментарий