Аналитическая справка к обобщению практики рассмотрения споров о взыскании убытков

By | 23.10.2012

Президиум ФАС ЦО постановлением от 5.09.2012 года утвердил аналитическую справку Арбитражного суда Белгородской области по рассмотрению дел о взыскании убытков, подготовленную судьей Арбитражного суда Белгородской области А.В. Топорковой.

Топоркова Анна Владимировна, судья Арбитражного суда Белгородской области

Обобщение  практики рассмотрения споров о взыскании убытков  подготовлено   с учетом   рекомендаций, изложенных в приказе Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 30 сентября 2011 года № 87 «Об утверждении Порядка организации работы по изучению и обобщению судебной практики в федеральных арбитражных судах округов, арбитражных апелляционных судах, арбитражных судах субъектов Российской Федерации».

При подготовке обобщения  проанализировано  115 судебных актов  Арбитражного суда Белгородской области,   а также постановления.  Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда, Федерального арбитражного суда  Центрального округа, Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации,  Определения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Данная тема актуальна необходимостью выработки  подхода к определению доказательственной базы  по делам данной категории.

Целью обобщения   является анализ  вынесенных судом  первой инстанции решений, причин их отмен вышестоящими судебными инстанциями и формирование судебной практики, направленной  на более быстрое и качественное  рассмотрение  дел данной категории  и вынесение  законных и обоснованных решений.

При подготовке ообощения  использовано 16 дел, представляющих наибольший интерес, решения по которым  обжалованы в вышестоящие судебные инстанции.

 В силу положений ст. 12 ГК РФ одним из способов защиты гражданских прав является  возмещение убытков.

Возмещение убытков является общей мерой  гражданско-правовой ответственности и универсальным способом защиты  гражданских прав, т.к. возможность  использовать возмещение убытков  как средство защиты  нарушенных прав возникает у граждан и юридических лиц  из самого факта неисполнения  обязательств, нарушения гражданских прав, т.е. независимо от того,  содержится ли  в той или иной норме Гражданского кодекса РФ  упоминание о таком праве.

Возмещение  убытков направлено на восстановление  имущественного положения потерпевшего за счет имущества   правонарушителя.

  Гражданское законодательство исходит из принципа полного возмещения убытков потерпевшему, что прямо закреплено  в п. 1 ст. 15 ГК РФ: лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

При рассмотрении дел о взыскании убытков суду  следует иметь в виду, что согласно пункту 1 ст. 400 ГК РФ по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность). Например, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения сторонами обязательств по договору энергоснабжения сторона, нарушившая обязательства, обязана возместить причиненный в результате этого реальный ущерб, но не упущенную выгоду (пункт 1 ст. 547 ГК РФ).

Возмещение убытков  как универсальная мера гражданско-правовой ответственности  применима  практически в любом случае нарушения гражданских прав:  как при договорных отношениях возможно возмещение убытков (договор поставки, подряда, аренды, неисполнение обязательств по договору страхования и т.п.), так и в случаях, предусмотренных законом (например, при нанесении вреда имуществу, здоровью, чести и достоинству, деловой репутации  потерпевшего лица).

Понятие убытков дано в статье 15 ГК РФ.  Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Таким образом, в Гражданском кодексе РФ закреплено  возмещение двух видов убытков: реального ущерба и упущенной выгоды (п.2 ст. 15 ГК РФ).

     Под реальным ущербом понимаются как расходы, которые лицо фактически понесло, так и расходы, которые лицо должно будет понести  для восстановления нарушенного права.

В п. 49 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при рассмотрении дел, связанных с возмещением убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, необходимо учитывать, что в соответствии со статьей 15 подлежат возмещению как понесенные к моменту предъявления иска убытки, так и расходы, которые сторона должна будет понести для восстановления нарушенного права. Поэтому, если нарушенное право может быть восстановлено в натуре путем приобретения определенных вещей (товаров) или выполнения работ (оказания услуг), стоимость соответствующих вещей (товаров), работ или услуг должна определяться по правилам пункта 3 статьи 393 и в тех случаях, когда на момент предъявления иска или вынесения решения фактические затраты кредитором еще не произведены.

Также в понятие реального ущерба входит утрата или повреждение имущества.

Под упущенной выгодой понимаются неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

     При этом если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, то лицо,  право которого нарушено, может требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем названные доходы.

В соответствии с п.4 ст.393 ГК РФ при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

 Кроме того, размер упущенной выгоды должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено  (.п. 11 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля1996 г. N 6/8).

  При определении  размера упущенной выгоды из суммы выручки, которую истец мог получить при реализации товара, следует исключить необходимые затраты (например, стоимость сырья, затраты на электроэнергию, коммунальные услуги, заработную плату, транспорт и т.д.). Истец должен представить соответствующий расчет с учетом данных требований.  Размер затрат, подлежащих исключению из суммы упущенной выгоды, может подтверждаться   первичными, в том числе бухгалтерскими документами.

      Также при определении размера упущенной выгоды  необходимо учитывать меры, предпринятые кредитором для ее получения, и приготовления, сделанные с этой целью, поскольку именно эти действия кредитора свидетельствуют о возможности реального получения дохода.

Взыскание убытков — одна из наиболее сложных категорий судебных дел. При этом наибольшую сложность представляют дела  о взыскании упущенной выгоды.

Судебные споры по взысканию убытков можно разделить на дела о взыскании убытков в связи с неисполнением (или ненадлежащим исполнением) обязательств и на споры в случае причинения вреда (внедоговорные убытки), т.е. убытки могут быть договорными и внедоговорными.

В соответствие с п. 1 ст. 393 ГК РФ  должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Для возмещения убытков истцу, согласно ст.393 ГК РФ, необходимо доказать:

—  факт нарушения права (нормы закона либо условий договора);

—  факт причинения убытков и их размера;

— причинно-следственную связь между фактом нарушения права и причиненными убытками.

Следовательно, основанием для удовлетворения требования о взыскании убытков является совокупность условий: факт причинения убытков, наличие причинной связи между понесенными убытками и действиями ответчика, документально подтвержденный размер убытков.

При недоказанности любого из этих условий требования о взыскании убытков удовлетворению не подлежат.

Кроме того,  согласно  п.1 ст.404 ГК РФ при взыскании убытков также необходимо доказать еще два обстоятельства, а именно:

Кредитор не содействовал увеличению убытков;

Кредитор принял все меры к уменьшению наступивших убытков.

В практике Арбитражного суда Белгородской области  имеются споры о взыскании убытков, вытекающих из различных по правовой природе договоров: купли-продажи, хранения, аренды, страхования и др

Для возмещения внедоговорного вреда необходимы такие условия, как вина ответчика (например, вина при порче имущества).  Однако, законом предусмотрены случаи, когда может быть «вина без вины». К таким случаям можно отвести ответственность владельца источника повышенной опасности (самым распространенным из которых является транспортное средство).

Согласно  ст. 16 ГК РФ убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Право на возмещение вреда за счет государства установлено в ст. 53 Конституции РФ.

В пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 года № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в случае предъявления гражданином или юридическим лицом требования о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, ответчиком по такому делу должны признаваться Российская Федерация, соответствующий субъект Российской Федерации или муниципальное образование (статья 16 ГК РФ) в лице соответствующего финансового или иного управомоченного органа. При удовлетворении иска взыскание денежных сумм производится за счет средств соответствующего бюджета, а при отсутствии денежных средств — за счет иного имущества, составляющего соответствующую казну.

Пункт 1 постановления Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 22.06.2006 № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации» устанавливает, что согласно пункту 10 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации в суде от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) государственных органов (органов местного самоуправления) либо должностных лиц этих органов, а также по искам, предъявленным в порядке субсидиарной ответственности к публично-правовым образованиям по обязательствам созданных ими учреждений, выступает соответствующий главный распорядитель бюджетных средств, понятие которого дано в пункте 1 указанной статьи Кодекса.

Однако, как и в описанных выше случаях, убытки подлежат взысканию при наличии вины и доказанности причинно-следственной  связи между убытками и незаконными действиями (бездействием) либо актами причинителя вреда.

 1. Исковые требования  о взыскании  реального ущерба и упущенной выгоды не подлежат удовлетворению при недоказанности истцом суммы убытков.

Индивидуальный предприниматель Магомедов З.З. обратился в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу «Шебекинский машиностроительный завод» (далее — ОАО «ШМЗ») о взыскании причиненных убытков в общей сумме 11 124 490,19 руб., в том числе -8 970 240 руб упущенной выгоды.

В обосновании иска Магомедов З.З. указал, что   оборудование, поставленное  ему ответчиком по договору поставки, имеет существенные недостатки, в результате  чего  ему причнены убытки на общую сумму 11 124 490 руб. 19 коп.,  из них  убытки от выпечки бракованного хлеба — 1 750 842 руб.22 коп., убытки в результате  замены  колбы регенерации -32692 руб., стоимость пуско-наладочных работ по водоподготовке -35784 руб.., стоимость рециркулярного насоса -5 600 руб., стоимость форм с люльками -314331 руб. 97коп., транспортные расходы по доставке недопоставленного оборудования -15000 руб.

В ходе рассмотрения дела ответчик признал исковые требования  в сумме 89 076 рублей и  предъявил встречный иск о взыскании с ИП Магомедова З.З. задолженности за поставку оборудования, выполнение пусконаладочных работ и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда первой  инстанции  первоначальные исковые требования  удовлетворены частично в сумме 89 076 руб., встречный иск удовлетворен  полностью.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда решение суда  первой инстанции  оставлено без изменения.

 Постановлением Федерального арбитражного суда Центрального округа  обжалуемые судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 05.03.2011 иск удовлетворен частично, с ОАО «Шебекинский машиностроительный завод» в пользу ИП Магомедова З.З. взыскано 89 076 руб. убытков. В удовлетворении встречного иска отказано.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.07.2011 указанное решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением ФАС Центрального округа от 25.11.2011 названные  судебные акты оставлены без изменения.

Оставляя  в силе решение суда первой инстанции и постановление суда  апелляционной инстанции,  суд кассационной инстанции указал, что,  отказывая в иске во взыскании убытков, суды первой и апелляционной инстанций правомерно исходили из отсутствия оснований для удовлетворения заявленных требований, поскольку истец не представил доказательства в части, касающейся взыскания убытков в виде реального ущерба, складывающегося из стоимости форм с люльками, и убытков от выпечки бракованного хлеба.

В обоснование стоимости форм с люльками истец ссылался на договор  и квитанции к приходно-кассовым ордерам. Однако,  указанный договор  истцом в материалы дела не был  представлен.

Не принимая в качестве доказательства причинения реального ущерба квитанции к приходно-кассовым ордерам на общую сумму 123 500 руб., суды  исходили из того, что данные квитанции не могут свидетельствовать о приобретении предпринимателем форм с люльками в связи с заключенными с ответчиком соглашениями, а сами люльки необходимы для использования поставленного ответчиком оборудования, поскольку  указанные люльки под хлеб могли быть заказаны истцом  и для иного используемого им оборудования в целях осуществления своей предпринимательской деятельности по производству хлеба.

Суды также указали, что  истец не представил  доказательств,  подтверждающих  необходимость приобретения дополнительного комплекта люлек в связи с неправомерными действиями ответчика.

Отказывая во взыскании убытков от выпечки бракованного хлеба, суды исходили из следующего.

Оценив представленные в материалы дела акты на списание брака, суды пришли к  выводу, что истцом не представлен отчет о себестоимости брака в отчетном месяце, в котором определяется сумма потерь от забракованной продукции с указанием видов продукции и виновников брака, как того требуют Методические рекомендации по планированию, учету и калькулированию себестоимости продукции на хлебопекарных предприятиях», утвержденные Минсельхозпродом РФ от 12.01.2000, пунктом 5.3 которых предусмотрено, что в хлебопекарной промышленности к браку отнесены недоброкачественные готовые изделия и в зависимости от места возникновения брак делится на производственный и экспедиционный.

Брак производственный и экспедиционный оформляется актом на брак по форме N П-21 хлеб, установленной в альбоме типовых форм первичного учета хлебопекарной промышленности. Акты оформляются бракерами (контролерами) либо лицом, выполняющим эти функции на производстве и в экспедиции в присутствии ответственного лица, допустившего выпуск и образование брака.

  Однако истец не представил доказательств, что им  на основании актов о браке (или первичных документов по учету выработки) составлялся отчет о себестоимости брака в отчетном месяце, в котором определялась бы сумма потерь от забракованной продукции с указанием видов продукции и виновников брака. В актах на списание брака списывался хлеб, как высшего сорта, так и хлеб сорта  «Дарницкий», в то же время, стоимость хлеба истцом определена как единая в размере 14 руб. 60 коп.  Из представленных в материалы дела калькуляций  усматривается, что истцом в стоимость реальных убытков необоснованно включена рентабельность в размере 43%.

Отказывая  в удовлетворении исковых требований,  суд первой инстанции учел, что истцом не представлено доказательств того, что при сравнимых обстоятельствах в определенном месте, в определенное время им были бы понесены убытки исходя из стоимости аналогичных товаров с учетом требований статьи 424 ГК РФ, согласно которой в предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами и (или) органами местного самоуправления.

Согласно  пункта 1 ст. 404 ГК РФ суд вправе уменьшить размер ответственности должника, если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, либо если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению.

Актами на списание брака подтверждается, что в период с 19.06.2006 по 27.11.2006 истец, достоверно понимая, что пусконаладка оборудования в установленном соглашением  порядке не завершена, работы ответчиком не сданы, имеются проблемы с выпечкой необходимой продукции, продолжал  практически ежедневно производить выпечку хлеба на поставленном ответчиком  оборудовании в объемах нескольких сотен килограммов хлеба.

С учетом изложенного суды пришли к выводу о том, что истец не предпринял необходимых мер, направленных на уменьшение размера причиненных ему убытков. Данный вывод признан  судом кассационной инстанции обоснованным.

Кроме того, расчет подлежащих взысканию денежных средств в виде упущенной выгоды в сумме 8 970 240 руб. истцом произведен только исходя из цены реализации хлеба, без учета его возможных разумных расходов. Соответствующий расчет истцом в материалы дела не представлен, размер упущенной выгоды доказательствами не обоснован, в том числе, исходя из того, что предпринимателем не отрицается факт выпечки хлеба на поставленном ответчиком оборудовании.

Также  материалы дела не содержат доказательства, свидетельствующие о том, что истцом производится выпечка 4 тонн хлеба, вместо 20 тонн, отсутствуют сведения о виде хлеба, который мог бы выпекаться истцом, исходя из предпринятых им мер для его производства, сделанных с этой целью приготовлений.  (  дело N А08-41/2007-28-14-13).

2. Для взыскания убытков, возникших вследствии ненадлежащего исполнения ответчиком обязательство по договору, необходимо доказать не только  факт причинение вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между противоправным поведением и наступлением вреда, вину причинителя вреда, но и надлежащее исполнение истцом  своих обязательств по договору.

Общество с ограниченной ответственностью ДП «РАЙЗ-Россия»  обратилось в арбитражный суд с иском к крестьянскому фермерскому хозяйству Веревкина Юрия Георгиевича (далее — КФХ Веревкина Ю.Г.) о взыскании убытков по договору купли-продажи  в виде 3 262 500 руб. реального ущерба и 7 685 000 руб. упущенной выгоды.

Из материалов дела следует, что 01.04.2009  между истцом — ООО ДП «РАЙЗ-РОССИЯ» и КФХ Веревкиным Ю.Г. заключен договор купли-продажи товара, который будет произведен в будущем.

По условиям   договора продавец обязуется вырастить с учетом рекомендаций специалистов покупателя и передать в собственность покупателя репродукционные семена сои «Мерлин».

Для  дальнейшей реализации семян выращенных ответчиком, истцом заключены договоры поставкис  КФХ Болговой Е.Ф. и  КФХ Безъязычным И.В. В спецификациях к данным   договорам указано наименование товара «семена сои сорта «Мерлин» первая репродукция, выращенных в 2009 в КФХ «Веревкин Ю.Г.»

Неисполнение ответчиком обязательств  по договору,   повлекло неисполнение  истцом обязательство перед контрагентами по поставке им  семян сои сорта «Мерлин» первой репродукции, которым истец выплатил  неустойку на общую сумму 3 262 500 руб.,  что, по его мнению,   является реальным ущербом.

Кроме того, разница между стоимостью семян, которые истец должен был приобрести  у ответчика и стоимостью семян,  по которой они должны быть  проданы третьим лицам, составляет  7 685 000 рублей.  Истец полагает, что указанная сумма является  для него  упущенной выгодой.

 При  рассмотрении дела судом первой инстанции   установлено, что  истцом  нарушены обязательства по договору поставки, заключенному   с  ответчиком и вместо семян, упакованных в мешки по30 кг., фактически поставлено  11 бик-бегов разной массы, два из которых не пригодны для посева. В них обнаружена плесень, 9 бик-бегов были перевешаны, общая масса полученных семян составила 7,270 тонн, что меньше  веса, указанного  в гарантийном сертификате. Маркировка на упаковках отсутствует: нет фирменного логотипа, нет этикеток с указанием гибрида, года урожая, номера партии.

Кроме того,  качество переданных ответчику семян не соответствовало качеству семян, указанному в сертификатах. Согласно товарных  накладных ответчику  переданы  семена сои Мерлин 1 репродукции, в сертификатах указано  следующее качество:  соя  урожая 2008, «Мерлин», репродукция –Элита.

Более  того,  весь объем элитных семян сои в количестве 19 410 кг, на который истцу был выдан сертификат,  был поставлен им  в СПК «Михайловское».

Учитывая изложенное, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что истцом были поставлены исходные семена, несоответствующие условиям договора, что повлекло невозможность  исполнения обязательств по договору  с ответчиком,  по условиям которого ответчик обязался произвести семена первой репродукции, вырастить которые технологически возможно только из элитных семян. Поскольку поставленные семена не были элитными, вырастить семена первой репродукции изначально было невозможно.

Кроме того, проанализировав  представленные в материалы дела доказательства, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что третьи лица, с которыми истцом были заключены договора поставки  семян сои,   не располагали денежными средствами для расчётов с ним, что  свидетельствует о фактической невозможности  исполнения условий договоров в целом.

Также суд пришел к выводу, что договорная неустойка, предусмотренная  договорами между истцом и третьими лицами,  была фиктивной,  для создания видимости убытков, т.к. на момент оплаты третьим лицам договорной неустойки, истец располагал товаром, семенами сои сорта Мерлин первой репродукции, однако вместо его передачи КФХ Болговой Е. Ф. и КФХ Безъязычного И. В. реализовал товар сторонним организациям по значительно более низкой цене, поскольку третьи лица не имели реальной возможности рассчитаться за товар, что подтверждается материалами дела.

Таким образом, истец имел реальную возможность поставить товар третьим лицам, но не сделал этого, предпочитая уплатить договорную неустойку в размере 3 262 500 руб. Третьи лица не располагали денежными средствами в необходимом количестве на покупку семян сои,   а также не имели реальной возможности вырастить  данную культуру из-за  фактического отсутствия земельных площадей, что указывает на отсутствие прав и обязанностей, вытекающих из договора и реальной хозяйственной цели..

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. ст. 15,393, 1083 ГК РФ, суд первой инстанции  отказал  в  удовлетворении исковых требований ( решение  от 25.11.2010).

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2011 указанное решение оставлено без изменения.

Постановлением  Федерального арбитражного суда Центрального округа от 05.08.2011 указанные  судебные акты оставлены без изменения. При этом суд кассационной инстанции  указал на то, что суды первой и апелляционной инстанций,  оценив представленные в материалы дела документы, пришли к обоснованному выводу об отсутствии вины ответчика в причинении истцу убытков, поскольку в материалах дела отсутствуют достаточные и достоверные доказательства, подтверждающие надлежащее исполнение истцом своих обязательств по договору купли-продажи в части поставки КФХ исходных семян соответствующего качества и в согласованном количестве ( дело № А08-3067/2010).

3. При рассмотрении споров о  возмещении убытков истец должен доказать факт нарушения стороной обязательств по договору, наличие причинной связи между понесенными  убытками и ненадлежащим исполнением ответчиком обязательства по договору, документально подтвердить размер убытков. Вина же ответчика предполагается до тех пор, пока последним не будет доказано обратное.

Индивидуальный предприниматель Филатова Л.А. обратилась в арбитражный суд с иском к Отделу вневедомственной охраны при ОВО по г. Губкину и Губкинскому району (далее — Отдел охраны), г.Губкин Белгородской области, о взыскании 7808967,52 руб. ущерба.

Как видно из материалов дела,  01.01.2007 между Отделом охраны (исполнитель) и предпринимателем Филатовой Л.А. (заказчик) был заключен договор  об охране объектов посредством ПЦО (пульт централизованной охраны), согласно которому исполнитель обязался принять под охрану магазин «Клондайк», в том числе торговый зал, комнату охраны, ломбард, кабинет директора, бухгалтерию и  сейфовую комнату.

Согласно п. 2.1 договора исполнитель обязуется организовать и обеспечить охрану товарно-материальных ценностей заказчика, принятых под охрану, от расхищения и пресекать проникновение посторонних лиц на охраняемые объекты с 19-00 час. до 09-00 час, определять условия хранения материальных ценностей на объекте, его техническую укрепленность и оснащенность средствами охранно-пожарной сигнализации.

В тот же день, 01.01.2007 между Отделом охраны и предпринимателем Филатовой Л.А. заключен договор  на оказание услуг по выезду группы задержания при срабатывании средств тревожной сигнализации, по условиям которого исполнитель обязуется оказывать услуги по выезду группы задержания при срабатывании тревожной сигнализации с 09-00 час. до 19-00 час.

Оба договора были заключены на срок один год.

13.12.2007 между Отделом охраны (исполнитель 1), Федеральным государственным унитарным предприятием «Охрана» МВД РФ (исполнитель 2) и предпринимателем Филатовой Л.А. (заказчик) заключен трехсторонний договор на оказание услуг по централизованной охране и на техническому обслуживанию технических средств охраны, согласно п. 1.1 которого исполнитель 1 оказывает услуги по централизованной охране путем приема и реагирования группами задержания на тревожные сообщения, поступающие с объекта заказчика на пульт централизованной охраны. Исполнитель 2 берет на себя функцию осуществления организационно-технических мероприятий планово-профилактического характера по поддержанию комплекса технических средств охраны в состоянии, соответствующем требованиям технической документации  (п. 1.2. договора).

Пунктом 3.1 договора предусмотрено, что исполнитель 1 несет ответственность за ущерб, нанесенный заказчику от кражи, повреждения или уничтожения имущества в результате виновного невыполнения или виновного ненадлежащего выполнения исполнителем 1 своих обязательств по договору в размере прямого действительного ущерба, но не свыше стоимости услуг исполнителя один  за календарный год.

19.12.2007 в 7 час. 05 мин. 03 сек. на ПЦО Отдела охраны поступил сигнал «авария» с хранилища ювелирного салона «Клондайк», а в 7 час. 05 мин. 53 сек. — с внутренних помещений салона. Прибыв на место в 07 час. 09 мин., группа задержания первоначально следов проникновения не обнаружила, а прибывшая на место следственно-оперативная группа установила, что проникновение в охраняемый ювелирный салон совершено внешним вмешательством в технические средства охраны путем включения в телефонную линию, выходящую в подъезд дома, посредством которой осуществлялась охрана, имитации устройства оконечного объектового «Сигнал-ВК-4» исп. 05. В последующем преступники открыли металлическую дверь запасного выхода салона, выходящего в подъезд дома (салон расположен на первом этаже жилого дома), проникли на объект, открыли металлическую и решетчатую дверь хранилища и похитили золотые изделия, находившиеся в торговых лотках на полу хранилища. Сейфы преступникам вскрыть не удалось.

Ссылаясь на то, что в результате ненадлежащего исполнения ответчиком   своих обязательств по оказанию охранных услуг ей был причинен ущерб на сумму 7808967,52 руб., предприниматель обратилась с указанным иском в суд.

Ответчик, возражая против удовлетворения заявленных требований,  указал, что названное  происшествие стало возможным,  вследствии  отсутствия необходимого уровня криптозащиты аппаратуры СПИ «Фобос», невыполнения  истицей предписаний акта преддоговорного обследования по хранению ценностей в сейфовой комнате в сейфах, поэтому в действиях ответчика не усматривается виновного невыполнения или виновного ненадлежащего выполнения своих обязательств по договору.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 12.10.2009, оставленным без изменения постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.01.2010, в иске отказано.

Отказывая в иске, суд первой инстанции свой вывод мотивировал тем, что Филатова Л.В. в нарушение предписания Отдела вневедомственной охраны о необходимости хранения ценностей в сейфовой комнате в сейфах, отвечающих требованиям ГОСТа 59862-96, хранила их в сейфовой комнате на полу; вины ответчика в причинении истице ущерба не доказано, причинно-следственной связи между действиями Отдела вневедомственной  охраны и наступившими последствиями нет.

 Суд апелляционной инстанции  согласился с выводом суда первой инстанции.

Постановлением  ФАС Центрального округа от 26.04.2010  судебные акты  первой и апелляционной инстанций отменены, дело направлено на новое рассмотрение. При этом  суд кассационной инстанции указал, что суды при принятии решения неправильно распределили бремя доказывания между сторонами, отметив то, что истец не доказал вины ответчика в причинении ему убытков (ущерба) в результате совершенного хищения, а также не заявил ходатайство о проведении экспертизы для уточнения суммы похищенных материальных ценностей. Вина же ответчика в настоящем случае предполагается до тех пор, пока последним не будет доказано обратное.

При новом рассмотрении дела решением Арбитражного суда Белгородской области от 25.10.2010, оставленным без изменения постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.02.2011, в иске вновь отказано.

Суд пришли к выводу об отсутствии вины ответчика в причнении истцу ущерба.

Постановлением Федерального арбитражного суда Центрального округа от 21.04.2011 решение суда первой инстанции от 25.10.2010 и постановление суда апелляционной инстанции от 09.02.2011 изменены, с отдела охраны в пользу предпринимателя взыскано 127 556 руб. 88 коп., в остальной части судебные акты оставлены без изменения.

Суд округа не согласился  с выводами судов  о том, что  вины ответчика  в беспрепятственном проникновении преступников в ювелирный салон и в похищении ювелирных изделий,  вообще нет.

Изменяя  судебные акты первой и апелляционной инстаницй,  суд округа указал, что  частичную ответственность должен нести и ответчик, поскольку выбранное им для охраны объекта оборудование не выполнило своей функции, так как несовершенно.

         Определением Высшего Арбитражного Суда РФ № ВАС-7120/11 от 17.06.2011  в передаче дела для пересмотра в порядке надзора отказано ( дело № А08-4322/2009).

4. Вред, причиненный вследствие недостатков работы или услуги, подлежит возмещению лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем). Лицо, причинившее вред, обязано возместить его в натуре или возместить причиненные убытки.

Общество с ограниченной ответственностью фирма «Модульстройпрогресс» обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Дженсер-Белгород» о взыскании 234 910 руб. убытков, связанных с приобретением нового двигателя и его заменой, а также 244 236 руб. убытков, связанных с арендой автомобиля с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации (с учетом уточнения иска в порядке ст. 49 АПК РФ).

  Как следует из материалов дела, ООО «Модульстройпрогресс» по договору купли-продажи приобрело у ООО «Реноме-Белгород» автомобиль марки NISSAN PRIMERA для использования в рабочих целях.

Продавцом установлен гарантийный период в течение100 000 кмпробега или 3 года.

Технический осмотр автомобиля в ходе его  эксплуатации проводился регулярно.

После проведения четвертого планового технического осмотра в период гарантийного срока истец обратился с заявкой к ответчику, который является авторизированным сервисным центром производителя автомобиля, с претензиями к качеству работы автомобиля, а именно: повышенный расход моторного масла.

 Ответчик произвел ремонт двигателя путем расточки в ремонтный размер блока цилиндров, установки новых запасных частей (поршневых колец, в том числе и маслосъемных), новой сборки двигателя.

После ремонта  в  моторе автомобиля появились посторонние шумы, провалы в работе двигателя при движении автомобиля на круиз-контроле, появилась неустойчивая работа двигателя на холостом ходу, двигатель стал плохо заводиться после ночных стоянок.

Проявление указанных дефектов  послужило основанием для обращения  к ответчику  с письменной претензией  и требованием о замене двигателя на автомобиле, так как до проведения гарантийного ремонта таких дефектов не наблюдалось.

Для выяснения причин неисправности, автомобиль был доставлен на СТО ответчика.

После осмотра автомобиля,  ответчик сообщил истцу об отсутствии оснований для устранения неисправностей в рамках гарантийных обязательств, так как имеющиеся недостатки в двигателе произошли по вине истца из-за недостаточного уровня масла в двигателе и масляного голодания.

Согласно заключению комиссионной экспертизы, назначенной в рамках дела,  эксплуатация автомобиля невозможна, причиной выхода из строя двигателя явился повышенный расход моторного масла, возникновение неисправности носит производственный характер (до ремонта — завод изготовитель, после ремонта — обслуживающая организация). Эксперт пришел к  выводу, что  причиной дефектов двигателя явился некачественно выполненный ремонт цилиндров двигателя и не выполненный ремонт головки блока цилиндров, при этом ремонт отрицательно повлиял на эксплуатационные характеристики двигателя. Также экспертом сделан вывод о нарушении ответчиком Положения о гарантийном обслуживании легковых автомобилей и мототехники РД 37.009.025-92, поскольку гарантийный срок эксплуатации на момент проведения ремонта не истек, агрегат (узел) при наличии детали с дефектами подлежал замене, а не ремонту.

Установив данные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к  выводу о том, что у ответчика возникла обязанность по  возмещению убытков в сумме 231 218 руб. 81 коп.

В подтверждение обоснованности заявленной к взысканию  суммы  убытков,  связанных с арендой автомобиля с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации,  истцом в материалы дела представлены договор аренды транспортного средства с экипажем. При этом истец указывал, что он вынужден был заключить указанный  договор в связи с невозможностью эксплуатировать спорный автомобиль.

Согласно  договору стоимость аренды транспорта и услуг водителя по договору  составляет  20 000 руб. в месяц. За девять месяцев аренды истцом уплачено 180 000 рублей.

Поскольку материалами дела вина ответчика в поломке двигателя автомобиля подтверждена, а спорный автомобиль был необходим истцу для производственных целей, суд первой  инстанции пришел к выводу о взыскании с ответчика заявленных убытков по аренде автомобиля в размере 180 000 руб.

При этом судом отмечено и учтено то обстоятельство, что цена аренды автомобиля ниже цены проката.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 09.08.2011 (с учетом определения  об исправлении описок)  с ООО «Дженсер-Белгород» в пользу ООО фирма «Модульстройпрогресс» взыскано 411 818 руб. 81 коп. убытков,  в остальной части иска отказано.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.11.2011 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Суд кассационной инстанции согласился  с выводами  судов, указав, что данные выводы соответствуют законодательству и материалам дела.( дело № А08-9848/2009).

5. Для  взыскания  убытков истец должен доказать  наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием)  ответчика и причинием убытков.

Общество с ограниченной ответственностью «ВАПС» обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с общества с ограниченной ответственностью Научно-производственное предприятие «Контакт» 84 096 руб. убытков.

Как следует из материалов дела, между ООО «ВАПС» (клиент) и ООО НПП «Контакт» (брокер) заключен договор, в рамках которого брокер принял на себя обязательства совершать от имени, за счет и по поручению клиента операции по таможенному оформлению товаров и транспортных средств, перемещаемых клиентом через таможенную границу Российской Федерации, а именно:

— производить декларирование товаров и транспортных средств, перемещаемых клиентом через таможенную границу РФ;

— предоставлять таможенным органам документы и сведения, необходимые для таможенного оформления и контроля перемещаемых клиентом товаров и транспортных средств;

— предъявлять таможенным органам для осуществления таможенного оформления и таможенного контроля декларируемые товары и транспортные средства;

— совершать иные юридически значимые действия, необходимые в соответствии с действующим таможенным законодательством РФ для таможенного оформления и таможенного контроля в качестве лица, обладающего полномочиями в отношении декларируемых по поручению клиента товаров и транспортных средств;

— оказывать клиенту необходимую консультационную помощь по вопросам, возникающим в связи с таможенным оформлением товаров последнего, в том числе по разъяснению требований таможенного законодательства РФ;

Клиент в свою очередь обязался произвести оплату услуг брокера в размере, порядке, в сроки и на условиях, предусмотренных настоящим договором.

Также ООО «ВАПС» с ФЛП Афанасьевой М.Ю. (Украина) был заключен импортный контракт  на поставку в Российскую Федерацию кондитерских изделий на сумму 50 000 000 руб.

Согласно спецификации, являющейся неотъемлемой частью указанного контракта, ООО «ВАПС» приобрело у ФЛП Афанасьевой М.Ю., в том числе,240 кгконфет шоколадных маркированных «Птичье молоко классик» и90 кгпеченья сухого сладкого с начинкой маркированных «Василек» производства ООО «Слава» (Украина).

Данный товар был ввезен на территорию Российской Федерации и предъявлен к таможенному оформлению на Белгородский западный таможенный пост по грузовой таможенной декларации, которая была составлена от имени и по поручению ООО «ВАПС» специалистом ООО НПП «Контакт».

В ходе проведения таможенного контроля  установлено, что правообладателем словесного товарного знака «Птичье молоко»  и словесного товарного знака «Василек» является ОАО «Рот Фронт».

В ступившими  в законную силу решениями Арбитражного суда Белгородской области от 11.09.2009 по делам N А08-7164/2009 и N А08-7165/2009 ООО «ВАПС»  привлечено к административной ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ, ему назначено наказание в виде штрафа в общей сумме 60 000 руб. с конфискацией предметов административного правонарушения.

Штрафы ООО «ВАПС» оплатило,  конфискация товара произведена  службой судебных приставов.

Стоимость конфискованного у ООО «ВАПС» товара составила 24 096 рублей.

 Ссылаясь на то, что в результате ненадлежащего исполнения  ответчиком обязательств таможенного брокера по договору, ООО «ВАПС» понесло убытки в сумме 84 096 руб., последнее направило в адрес ООО НПП «Контакт» претензию о взыскании  84 096 рублей убытков.

Поскольку ООО НПП «Контакт» не исполнило данное требование, ООО «ВАПС» обратился в суд с соответствующим иском.

 Решением Арбитражного суда Белгородской области от 03.06.2011 исковые требования  ООО «ВАПС» удовлетворены в полном объеме.

Разрешая спор по существу заявленных требований и удовлетворяя их в полном объеме, суд первой инстанции исходил из наличия вины ООО НПП «Контакт» во ввозе ООО «ВАПС» на территорию Российской Федерации контрафактного товара и причинно-следственной связи между выплатой истцом штрафов за совершение административных правонарушений, конфискацией товара и ненадлежащим исполнением ответчиком своих договорных обязательств.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.10.2011 решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении заявленных ООО «ВАПС» требований отказано в полном объеме.

Отказывая в удовлетворении исковых требований,   суд апелляционной инстанции указал на отсутствие причинно-следственной связи  между действиями ответчика и привлечением истца к административной ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ и  конфискацией ввезенных кондитерских изделий маркированных,  поскольку  именно  истец обязан был выяснить при согласовании ассортимента кондитерских изделий правомерность воспроизведения на них  товарных  знаков Птичье молоко» и «Василек».

Заключение ООО «ВАПС» договора  на таможенное оформление ввозимого на таможенную территорию Российской Федерации товара не освобождало его от выполнения  обязанностей в области прав на интеллектуальную собственность.

Суд кассационной инстанции согласился  с выводом суда апелляционной инстанции об отсутствии правовых оснований для взыскания с ООО НПП «Контакт» убытков.( дело № А08-1245/2011).

6. Для взыскания убытков в виде упущенной выгоды истцу  необходимо доказать размер упущенной выгоды, факт нарушения обязательства, вину ответчика и наличие причинной связи между допущенным нарушением и убытками истца в указанном им размере.

Открытое акционерное общество «Деловая телерадиокоммуникация» обратилось в Арбитражный суд Белгородской области с уточненным  в соответствии со ст. 49 АПК РФ  иском к открытому акционерному обществу «Ростелеком» о взыскании упущенной выгоды в сумме 592 069 руб.

Как следует из материалов дела,  в 1999 году  между ОАО «Белгородская электрическая связь» (предприятие связи — правопредшественник ОАО «Ростелеком») и ОАО «Деловая телерадиокоммуникация» (абонент) заключен договор на предоставление услуг связи,  по условиям которого  предприятие связи выделило абоненту номера телефонов и обязалось предоставлять услуги связи в ассортименте, предусмотренном договором,  а  абонент  обязался оплачивать предоставленные услуги связи по действующим тарифам и в сроки, предусмотренные договором.

 В 2004 году  указанный договор  был обновлен  путем заключения нового договора  о том же предмете и на тех же условиях.

По условиям договора  оплата услуг производится абонентом ежемесячно.

Приложением N 1а, подписанным сторонами, предусмотрено, что в случае непоступления оплаты в течение 10 дней начиная с даты, указанной на платежном требовании, предприятие связи ограничивает объем предоставляемых услуг, за исключением услуг местной телефонной связи (п. 4). В случае наличия задолженности в течение 30 дней начиная с даты, указанной на платежном требовании, предприятие связи полностью прекращает предоставление абоненту услуг связи.

Проанализировав представленные в материалы дела доказательства в их совокупности, арбитражным судом первой инстанции   установлено, что предприятие связи приостановило оказание услуг  в связи с  их  несвоевременной оплатой. Услуги по договору не оказывались с октября 2005 года, с 01.01.2006 договор от 01.01.2004 прекратил свое действие по истечении его срока, предусмотренного п. 7.1 договора с прекращением обязательств на будущее время.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 10.06.2011 в иске отказано.

Отказывая  в удовлетворении исковых требований суд первой инстанции пришел к выводу  о том, что истец не доказал не только размер упущенной выгоды, но и факт нарушения обязательства, вину ответчика и наличие причинной связи между допущенным нарушением и убытками истца в указанном им размере.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.09.2011 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Центрального округа от 30.01.2012  указанные судебные акты  оставлены без изменения.(дело № А08-8877/2008).

7. Нарушение истцом  условий договора является основанием для отказа  в удовлетворении  иска о взыскании упущенной выгоды.

Общество с ограниченной ответственностью «Белградъ» (далее — ООО «Белградъ») обратилось в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу «Энергомаш (Белгород) — БЗЭМ» о признании уведомления об одностороннем расторжении договора недействительным,  об обязании исполнить  обязательства по  договору и взыскании 1824475 руб. убытков в виде упущенной выгоды (с учетом уточнения заявленных требований в порядке ст. 49 АПК РФ).

Из материалов дела усматривается, что  между ООО «Белградъ» (перевозчик- ответчик по делу ) и ЗАО «Энергомаш (Белгород) — БЗЭМ» (заказчик- истец по делу) заключен договор об оказании транспортных услуг, по условиям которого перевозчик обязался выделить в распоряжение заказчика три пассажирских автобуса с предоставлением услуг по управлению, техническому содержанию и эксплуатации, а заказчик — оплатить оказанные услуги (п. 1.1. договора).

Приложением к договору стороны согласовали график и  маршруты движения автобусов по перевозке рабочих заказчика и стоимость транспортных услуг за один календарный день.

В связи с ненадлежащим исполнением перевозчиком своих обязательств заказчик  уведомил его об одностороннем расторжении договора.

Полагая, что в результате указанных действий у ООО «Белградъ» возникли убытки в виде упущенной выгоды, общество обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 13.04.2011 в удовлетворении иска отказано.

Учитывая нарушение истцом условий договора, выразившееся, в том числе, в несвоевременной подаче и отсутствии автобусов на согласованном маршруте, арбитражный суд  признал отказ ответчика от исполнения спорного договора правомерным.

Суд первой инстанции также указал, что бремя доказывания факта нарушения обязательства, факта причинения убытков, причинной связи между понесенными убытками и неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, размера убытков, возникших у истца в связи с нарушением ответчиком своих обязательств, вины ответчика в причинении убытков, в соответствии со ст. 393 ГК РФ возлагается на лицо, требующее их возмещения, в настоящем случае — на ООО «Белградъ».

Однако,  истец не представил  как доказательств, подверждающих  нарушение ответчиком договорных обязательств и совершение им противоправных действий, приведших к возникновению у истца убытков в виде неполученных доходов, так и  доказательств совершения истцом всех необходимых действий для надлежащего исполнения своих обязанностей по договору.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.07.2011 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением ФАС Центрального округа от 23.01.2012   кассационная жалоба истца оставлена без удовлетворения,  а названные судебные акты без изменения. Оставляя  судебные акты  без  изменения  суд кассационной инстанции указал соедующее : учитывая нарушение условий договора, выразившееся в несвоевременной подаче и отсутствии автобусов на согласованном маршруте, арбитражный суд обоснованно признал отказ ответчика от исполнения спорного договора правомерным и обоснованно отказал в иске о признании уведомления об одностороннем расторжении договора недействительным, исполнении обязательств по названному договору и во взыскании убытков в виде упущенной выгоды  (дело № А08-7331/2010).

8.При взыскании убытков в виде упущенной выгоды  истец должен доказать, что возможность получения прибыли существовала реально, а не в качестве субъективного представления истца.

Индивидуальный предприниматель Иванов А. Г.  обратился в арбитражный суд  с исковым заявлением (с учетом уточнения) к муниципальному унитарному предприятию «Водоканал» об обязании исполнить обязательства по приему сточных вод в систему канализации, предусмотренные условиями договора на прием сточных вод  и взыскании 39 600 руб. убытков в виде неполученной прибыли.

Как усматривается из материалов дела, ИП Иванов А.Г. является собственником автомобиля ГАЗ 3307 и осуществляет предпринимательскую деятельность в форме забора у граждан и организаций сточных вод для их последующей очистки с использованием очистных сооружений ответчика.

Между истцом и ответчиком заключен договор на прием сточных вод.

В соответствии с п. 2.1.1 договора ответчик обязался в течение одного года принимать сточные воды в объеме211,2 куб. мв месяц и2 534 куб. мв год.

Ответчик письменно уведомил истца о том, что на основании ст. 17 Федерального закона Российской Федерации 08.08.2001 г. N 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», деятельность по сбору, обезвреживанию, транспортированию, размещению отходов четвертого класса опасности подлежит лицензированию, и предложил предоставить лицензию.

Не получив  ответа,  ответчик направил в адрес истца письмо   о расторжении договора в одностороннем порядке.

Полагая, что действия ответчика по прекращению приема сточных вод и расторжению договора,   являются незаконными, истец обратился с иском в суд об обязании ответчика исполнять обязательства по договору по приему сточных вод в систему канализации и взыскании за период с 01.09.2009 г. по 18.01.2010 убытков в виде неполученной прибыли в сумме 39600 руб. В качестве обоснования правомерности требований о взыскании причиненных ему убытков в виде неполученной прибыли в  указанной сумме,   в связи с односторонним отказом истца исполнять условия договора,  истец  ссылался на договор,  заключенный между ним  и ООО «Осколмет», а также на оказание им услуг физическим лицам. Согласно  представленного им расчета упущенной выгоды,  средняя прибыль истца за один месяц составляет 8 800 руб. Расчет данной  суммы среднемесячной прибыли  произведен истцом  за период  июнь, июль и август 2009 года.

В доказательство  своих доводов  истец  представил  в материалы дела  три  приходных ордера на общую сумму 950 руб. на оказание им услуг по откачке сточных вод физическим лицам.

Иных доказательств фактического оказания услуг или доказательств того, что возможность получения прибыли существовала реально, а не в качестве субъективного представления истца, последним в материалы дела не представлено.

Указывая, что  истец не представил  доказательств, обосновывающих и подтверждающих неполучение прибыли истцом в указанном в расчете размере, суд первой инстанции  решением от 24.02.2010 в удовлетворении иска в части взыскания 39600 рублей  убытков  отказал. В остальной части иск удовлетворен.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2010 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

 Постановлением ФАС Центрального округа от 12.11.2010 указанные судебные акты оставлены без изменения (дело № А08-10221/2009).

9. При вызскании убытков должен быть доказан факт их причинения.

Общество с ограниченной ответственностью «ТехМетПром» обратилось в арбитражный суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации, Управлению Федерального казначейства по Белгородской области, Министерству внутренних дел Российской Федерации о взыскании 2 319 992 руб. убытков за счет казны Российской Федерации (с учетом уточнения иска в порядке ст. 49 АПК РФ).

Как установлено арбитражным судом, в рамках уголовного дела, возбужденного  в отношении директора ООО «ТехМетПром» Бурлуцкой Ирины Николаевны по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 Уголовного кодекса РФ,  Свердловским районным судом г. Белгорода на основании ходатайства следователя вынесено  постановление о наложении ареста на денежные средства, находящиеся на расчетном счете ООО «ТехМетПром» в филиале ОАО Банк ВТБ в г.Белгороде в сумме  486 300 долларов США.

Постановлением президиума Белгородского областного суда постановление Свердловского районного суда г. Белгорода отменено

Согласно справке филиала ОАО Банк ВТБ в г. Белгороде курс доллара США, установленный ЦБ РФ на дату ареста денежных средств  составлял 33,9456 руб.,

Ссылаясь на то, что в результате наложения ареста на денежные средства ООО «ТехМетПром», последнему были причинены убытки, вызванные колебаниями курса доллара США (на дату ареста денежных средств  — 33,9456 руб., на дату снятия ареста  — 29,1749 руб.) и,  считая ответчиков виновными в причинении данных убытков, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

При рассмотрении дела  арбитражным судом установлено, что сумма денежных средств на счете истца в валюте на дату ареста и на дату снятия ареста осталась неизменной — 486 300 долларов США, то есть сумма денежных средств в валюте не уменьшилась.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что при осуществлении экономической деятельности и расчетах с поставщиками в валюте (в долларах США) истец убытков не понес.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 26.04.2010 в иске отказано.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.08.2010 указанное решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Принимая решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции и арбитражный апелляционный суд, руководствуясь требованиями ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о недоказанности факта возникновения убытков у истца по вине ответчиков..

Постановлением ФАС Центрального округа от 08.12.2010 указанные  судебные акты оставлены без изменения. (дело № А08-11184/2009).
10. В состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены: смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств и т.п. (п.10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Открытое акционерное общество «Межрегиональная распределительная сетевая компания Центра» (далее — ОАО «МРСК Центра») в лице филиала «Белгородэнерго» обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к Обществу с ограниченной ответственностью  «Белдорстрой» о взыскании 191 549 руб. 07 коп. ущерба, причиненного при проведении ответчиком земляных работ, в результате которых повреждена кабельная линия.

   Решением  суда  первой инстанции от 18.05.2011, оставленным без изменения постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.07.2011, исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Удовлетворяя исковые требования, суды двух инстанций, руководствуясь ст. ст. 15, 1064, 1082 ГК РФ исходили из того, что применение гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков возможно при доказанности лицом, требующим возмещения убытков, факта причинения вреда, противоправности поведения причинителя вреда, причинной связи между противоправным поведением и наступлением вреда, а также вины причинителя вреда.

Принимая во внимание, что факт повреждения кабельной линии, состоящей на балансе ОАО «МРСК Центра» подтверждается материалами дела, и, учитывая, что истец согласно п. 3.1.1 Инструкции по предотвращению и ликвидации аварий в электрической части энергосистем, утвержденной Приказом Министерства энергетики РФ от 30.06.2003 N 289, собственными силами произвел работы по восстановлению кабельной линии на сумму 191 549 руб. (согласно калькуляции), суды указали на доказанность причинно-следственной связи между действиями ООО «Белдорстрой» при выполнении работ и причиненным ущербом.

В качестве доказательства размера причиненного ущерба  судами принята калькуляция расходов по восстановлению кабельной линии.

Постановлением ФАС Центрального округа от 10.11.2011 судебные акты первой и апелляционной инстанций оставлены без изменения. (дело N А08-1400/2011).

Вместе с тем,  судебная практика по таким делам  неодназначна. В качестве доказательства размера причиненного ущерба  вышестоящие суды не всегда принимают  калькуляцию расходов, представленную истцом.

Так, по другому аналогичному делу  по иску  ОАО «ЦентрТелеком»  к ООО «Автомост» о взыскании  162 117 руб.00 коп. убытков, причиненных повреждением  подземного  волоконно-оптического кабеля при производстве ответчиком  земляных работ по установке свай  фундамента моста суд апелляционной инстанции изменил решение суда первой инстанции, исключив  из  суммы убытков, подтвержденной в том числе и представленной истцом калькуляцией,  стоимость использованного оборудования в виде  передвижной авто лаборатории УПРС-30. ( дело № А08-257/2010).

     11.Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. (п.  11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»)

Индивидуальный  предприниматель Алексюк М.С. обратился  в арбитражный суд с иском  к    индивидуальному предпринимателю  Лобанову Е.И. об истребовании   из чужого незаконного владения принадлежащего ему     автобуса и  взыскании 580 930 рублей  упущенной выгоды.

В обоснование исковых требований истец указал, что принадлежащий ему автобус находится в гараже, принадлежащем ответчику. Ответчик препятствует  в использовании  автобуса, не выпуская его из гаража, чем наносит истцу ущерб  в виде упущенной выгоды, поскольку  истец не имеет возможности   заниматься предпринимательской  деятельностью по перевозке пассажиров.

Решением Арбитражного суда Белгородской области  от 12 марта 2009 года в удовлетворении иска отказано.

Отказывая в удовлетворении  исковых требований суд указал, что расчет  убытков, представленный истцом, составлен без учета затрат, которые  он должен был бы понести при нормальном осуществлении  предпринимательской деятельности, т.е.  размер неполученного  дохода  должен определяться  с учетом расходов истца на топливо, запчасти, ремонт, содержание автомобиля, уплаты  налогов  и обязательных платежей и т.д., а также  истцом не представлены доказательства, подтверждающие  принятие им необходимых мер и приготовлений для получения прибыли, т.е. истец не доказал  возможность реального получения  дохода в заявленной сумме.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.05.2009  решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Центрального округа  от 11.09.2009 указанные судебные акты оставлены без измения (дело № А08-8728/2008).

          12. Если после прекращения договора аренды арендатор не возвратил арендодателю арендованное имущество, арендодатель вправе взыскать убытки, исходя из рыночной ставки аренды указанного имущества, определенной результатами экспертизы.

Общество с ограниченной ответственностью  «Мак» обратилось в арбитражный суд с уточненным  иском к ООО Торговый Дом «Меридиан» о взыскании 1 714 992 руб. неосновательного обогащения за период январь — декабрь 2010 года, 280 000 руб. долга по арендным платежам за период январь — июль 2011 года, 130 861 руб. 60 коп. убытков, связанных с необходимостью проведения текущего ремонта арендованного помещения и 1 680 000 руб. убытков в виде неполученных доходов.

Ответчик предъявил  встречный иск о признании незаключенным дополнительного соглашения  к договору аренды.

Как усматривается из материалов дела, между ООО «Мак» (арендодатель) и ООО Торговый Дом «Меридиан» (арендатор) был заключен договор аренды, согласно которому арендодатель передал арендатору во временное пользование торговый зал, подсобные и складские помещения, расположенные в нежилом здании на  срок до 31.12.2010.

В связи с изготовлением  нового техничекого паспорта  площадь арендованного ответчиком помещения увеличилась.

Дополнительными соглашениями  к договору аренды стороны согласовали  размер арендной платы в сумме 380 000 руб. в месяц.

Ссылаясь на то, что за период действия договора арендатор в нарушение условий договора не исполнил обязательства по проведению текущего ремонта помещений, чем причинил арендодателю ущерб и,  кроме того, после истечения срока договора аренды арендатор продолжает пользоваться имуществом при наличии возражений со стороны арендодателя и отсутствии других правовых оснований, в результате чего истец также несет убытки, ООО «МАК» обратилось в арбитражный суд с настоящими требованиями.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 25.07.2011 исковые требования удовлетворены частично: с ООО Торговый Дом «Меридиан» в пользу ООО «Мак» взыскано 280 000 руб. задолженности по арендной плате за период с января по июль 2011 года. В удовлетворении остальной части иска отказано. Встречные исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Отказ суда первой инстанции в удовлетворении  требования о взыскании убытков мотивирован тем, что истцом уже заявлено требование о взыскании долга по арендным платежам.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.12.2011 решение Арбитражного суда Белгородской области от 25.07.2011 отменено в части отказа во взыскании убытков вследствие неисполнения обязанности по возврату помещения. С ООО ТД «Меридиан» в пользу ООО «Мак» взыскано 1 127 154 руб. убытков. В остальной части решение оставлено без изменения.

Отменяя решение суда первой инстанции,  суд апелляционной инстанции указал, что  отказ суда первой инстанции в удовлетворении данного требования, мотивированный тем, что истцом уже заявлено требование о взыскании долга по арендным платежам, является неправомерным, сделанным в результате отождествления иска о взыскании арендной платы за время просрочки в возврате арендованного имущества и иска о возмещении убытков, не покрытых указанной арендной платой.

Между тем, оба указанных требования, имеющих по смыслу статьи 622 ГК РФ самостоятельный характер, были заявлены истцом. Истец требовал как взыскания долга по арендным платежам за период с января по июль 2011 года, так и возмещения имущественных потерь, вызванных просрочкой возврата арендованного имущества, допущенного ответчиком в тот же период времени.

Взыскание же с арендатора, допустившего просрочку возврата имущества арендодателю, лишь арендных платежей, размер которых значительно ниже рыночной ставки аренды, не способствует надлежащему исполнению договора арендатором, а, напротив, позволяет последнему извлекать выгоду из нарушения обязательства, ставит его в преимущественное по отношению к добросовестным участкам оборота положение.

Отменяя решение суда первой инстанции,  и удовлетворяя требования истца в части взыскания убытков вследствие неисполнения обязанности по возврату спорного помещения, суд апелляционной инстанции со ссылкой на ст. ст. 15, 622 ГК РФ,  указал на то, что, если договор аренды прекратил действие, а арендатор не возвратил арендованное имущество, арендодатель вправе взыскать убытки, исходя из рыночной ставки аренды указанного имущества, определенной результатами экспертизы.

Согласно заключению эксперта от 16.05.2011, ежемесячная рыночная стоимость аренды спорного нежилого помещения в период с 01.01.2011 по момент проведения экспертизы составила 204 022 руб., что значительно превышает размер арендной платы, установленной договором.

Установив, что разница между ценой аренды, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичное имущество и арендными платежами, подлежащими внесению по договору за период с января по июль 2011 года, составляет 1 127 154 руб., суд апелляционной инстанции пришел к  выводу о том, что данная сумма является убытками истца.

Постановлением  ФАС Центрального округа от 24.02.2012 постановлениемДевятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.12.2011 оставленобез изменения (дело № А08-1222/2011).

13. Ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению, по мнению суда, в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

Принимая решение, суд в силу части 1 статьи 168 АПК РФ определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам.

Гражданин Заводнов А. Л. обратился в арбитражный суд с иском к Исаеву А. В. о взыскании 1 953 503 руб. убытков в виде упущенной выгоды и процентов за пользование чужими денежными средствами.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно преджмета спора,  привлечена Заводнова Н. Н.

Как следует из материалов дела, 01.06.2006 между Заводновой Н.Н. и Исаевым А.В. подписан предварительный договор, согласно которому стороны обязались в срок до 01.11.2006 подготовить и заключить основной договор купли-продажи доли нежилого помещения и договор купли-продажи 1/2 доли прилегающего к нему земельного участка.

Однако основной договор сторонами  подписан не был.

Впоследствии  указанное  нежилое  помещение разделено между Заводновым Л.А. и Заводновой Н.Н.

Ссылаясь на то, что Исаев А.В. использует принадлежащее истцу недвижимое имущество незаконно, Заводнов А.Л. обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с ответчика упущенной выгоды.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 19.01.2010 в удовлетворении иска отказано.

Руководствуясь ст. 15, ст. 393 ГК РФ, п. 11 постановления Пленумов   Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996г. №6/8  «О некоторых вопросах, связанных с применением  части первой Гражданского кодекса РФ» суд первой инстанции пришел к выводу, что истцом не доказан размер  упущенной выгоды, т.к. расчет убытков  составлен без учета  разумных затрат истца.

Также суд пришел  к выводу, что  истцом не были  предприняты  необходимые меры и приготовления  для получения прибыли.

Истцом в нарушение ст. 65 АПК РФ не представлено доказательств того, что ответчик в  указазнный в исковом заявлении период и в настоящее время занимал и занимает спорные помещения.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.06.2010 решение суда области от 19.01.2010 г. частично отменено. С гражданина Исаева А.В. в пользу гражданина Заводнова А.Л. взыскано неосновательное обогащение в сумме 458 160 руб. и 99 027 руб. 47 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами. В части отказа в иске о взыскании с Исаева А.В. 1 174 035 руб. и 222 280 руб. 53 коп. процентов, решение суда оставлено без изменения.

Отменяя решение суда первой инстанции,  суд апелляционной инстанции указал на то, что судом первой инстанции неверно истолкован предмет иска и в связи с этим применены нормы права об убытках.

Учитывая, что истец при предъявлении требований ссылался на обстоятельства безвозмездного пользования ответчиком имуществом истца без каких-либо правовых оснований и просил взыскать упущенную выгоду в размере существующих в городе Белгороде ставок арендной платы аналогичного имущества и процентов исходя из ставки рефинансирования Центрального банка РФ, применению в данном случае, подлежат правовые нормы о неосновательном обогащении.

Суд кассационной инстанции согласился с  доводами суда апелляционной инстанции и оставил постановление Девятнадцатого арбитражного суда  по настоящему делу без изменения.

Опеределением  Высшего Арбитражного суда РФ  от 28.02.2011 № ВАС-1769/11 в передаче дела  в Президиум  Высшего Арбитражного Суда  РФ для пересмотра в порядке надзора поставновлений судов апелляционной и кассационной инстанций отказано ( дело № А08-10098/2009).

  14. При взыскании  убытков за счет казны Российской Федерации   подледит доказыванию противоправность действий (бездействий) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издание не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления.

Общество с ограниченной ответственностью «ДомСтрой» обратилось в арбитражный суд с исковым  заявлением к Федеральной таможенной службе России  и  МВД РФ  о взыскании убытков и процентов за пользование чужими денежными средствами, в том числе:  с  ФТС России -35000 руб. убытков  вследствие хищения имущества,  с МВД РФ — 456600 руб. убытков, вследствие ненадлежащего хранения имущества.

Как следует из материалов дела, между ОАО «ДомСтрой» (принципал) и Двойниным С.Б. (агент) заключен агентский договор, по условиям которого агент, от своего имени, действуя в интересах принципала и за его счет, обязуется совершать сделки по приобретению товаров народного потребления, строительных и отделочных материалов, запасных частей, ГСМ и других товаров с последующей передачей их принципалу.

 Товар, полученный  Двойниным С.Б.,    перевозился на  автомобиле, арендованном истцом.    Автомобиль с товаром  был задержан  сотрудниками милиции и таможни. Автомобиль и товар изъяты, о чем составлен протокол.

Изъятый товар передан сотрудниками Белгородской таможни на ответственное хранение  сначала СВХ ООО «Контакт-Транс», а затем   — ФХ «Яковлево» Яковлеву П.Е.

По факту хищения путем присвоения, изъятых у гражданина Двойнина С.Б. товарно-материальных ценностей — детской одежды на общую сумму 35000 руб., находящихся на хранении у СВХ ООО «Контакт-Транс», возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ, уголовное следствие по которому приостановлено, в связи с не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

В отношении Двойнина С.Б. также было  возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 188 УК РФ, производство по которому впоследствии было прекращено и вещественные доказательства: детские платья, джинсы,  костюмы,  юбки,  детские комплекты,  сарафаны переданы в группу БЭП ОВД по Грайворонскому району. Проверкой установлена невозможность проведения санитарно-эпидемиологической экспертизы ввиду отсутствия документов на данный товар.

Ссылаясь на факт хищения товара на сумму 35000 руб. и ненадлежащее хранение товара, повлекшее его непригодность к дальнейшему использованию, полагая, что ущерб причинен ему незаконными действиями сотрудников таможни и милиции, ООО «ДомСтрой» обратилось в суд с настоящим заявлением.

Оценив фактические обстоятельства дела, суд первой инстанции пришел к  выводу, что заявителем не представлено доказательств неправомерности действий Белгородской таможни и ОВД по Гайворонскому району, наличия причинно-следственной связи между действиями таможни и милиции и утратой и хищением товара.

Кроме того, суд  указал на то, что в материалах уголовных дел Двойнин С.Б. указан как законный владелец товара, потерпевший, гражданский истец, что ставит под сомнение факт принадлежности товара обществу.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 09.12.2010 г. в удовлетворении заявленных требований отказано.

В апелляционной инстанции законность принятого решения не проверялась.

Постановлением  ФАС Центрального округа от 26.09.2011 решение суда первой инстанции  от09.12.2010 оставлено без изменения (дело N А08-3936/2010).

15. В силу ст.ст. 15 ГК РФ, ст. 44  Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»  необходимым условием  для взыскания с директора общества как единоличного исполнительного органа общества причиненных обществу убытков является  наличие его вины в причинении убытков.

Общество с ограниченной ответственностью «Производственная фирма «ЛОГОС», являющееся участником ООО «Бином»   обратилось в арбитражный суд  с иском  к генеральному  директору ООО «Бином» Герасимову  Ф. М.о взыскании 1 428 550 рублей убытков.

В обоснование исковых требований истец указал,  что  Герасимов Ф.М., являясь  генеральным директором  ООО «Бином» причинил  обществу своими действиями значительный ущерб. Единолично осуществляя  функции исполнительного органа  ООО «Бином» без одобрения общего собрания  участников  он заключил крупную сделку  с  ООО « ТД «ПромЭнерго» на поставку  котлов и горелок на сумму  1 658 020 руб.  По мнению истца  реально данная  сделка совершена с  ООО «ГидроЭкоСервис», руководителем которого являлся родной брат   ответчика –Герасимов  Д.М. и поэтому является сделкой с заинтересованностью. Истец указал, что  данная сделка  совершена с участием  фирмы-посредника. Кроме того,  истец считает, что сделка носила еще и притворный  характер, т.к. реально никакие котлы и горелки  в результате этой сделки  ООО «БИНОМ» не получало. Впоследствии между ООО «ГидроЭкоСервис» и ООО «Бином» с целью возврата ООО «БИНОМ»  денежных средств, уплаченных им за котлы и горелки,    был заключен договор купли-продажи котлов и горелок, стоимость которых ООО «ГидроЭкоСервис»  оплачена частично, оставшаяся  неоплаченной сумма была взыскана  с него в судебном порядке. Указывая, что  деньги от ООО «ГидроЭкоСервис»  в ООО «БИНОМ» не поступали,  а по сведениям  судебного пристава-исполнителя  у ООО «ГидроЭкоСервис» отсутствубют денежные средства и имущество, на которые может быть обращено взыскание, истец обратился в суд с настоящим иском.

Решением  суда первой инстанции от 08.06.2010  в удовлетворении исковых требований отказано.

Согласно  ст. 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»  единоличный исполнительный орган общества при осуществлении им прав и исполнении обязанностей должен действовать в интересах общества добросовестно и разумно.

Единоличный исполнительный орган общества несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу его виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.

Отказывая  в удовлетворении исковых требований, суд пришел к выводу как  об  отсутствии доказательств вины генерального директора  Герасимов Ф.М. в  причинении истцу убытков, так и доказательств причинения  убытков.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда   от 13.09.2010 указанное решение оставлено без изменения, в  суд кассационной инстанции решение не обжаловалось. (дело №А08-1402/2010).

Добавить комментарий